Сказка о гладиолусе

gladiolus

Римский полководец Бабагало приказал казнить всех пленных фракийцев, оставив в живых только двух самых красивых и сильных юношей, Тереса и Севта. Он привел обоих красавцев в Рим и отдал в школу гладиаторов. Тоска по родине, горечь неволи, унизительная рабская доля угнетали молодых фракийцев, и они молили своих богов только об одном – о скорой смерти. Но боги не внимали их мольбам. День проходил за днем, а юноши просыпались каждое утро живые и здоровые, брали свои мечи и упражнялись в искусстве защиты и нападения.

— Может быть боги уготовили нам другую судьбу, — тихо сказал однажды Терес Севту, — Может быть они хотят научить нас искусно владеть мечом, чтобы мы отомстили за позор нашего народа.

— Если боги оказались не в силах уберечь наш народ, то как же сделаем это мы? — тяжело вздохнув, отвечал Севт.

— Попросим богиню снов, пускай она предскажет нам, что нас ждет впереди, — сказал Терес, и Севт согласился с ним.

Когда Терес утром рассказал другу, какой он видел сон, то Севту уже было ни к чему рассказывать свой – обоим приснилось одно и то же. Терес видел, что он выходит с мечом на арену, а против него, тоже с мечом в руке выступает Севт. Они растеряно смотрят друг на друга, а толпа вопит, требуя, чтобы гладиаторы начинали бой. Никто из них не решается поднять руку на товарища по несчастью, но вот к Тересу подбегает красивая римская девушка и говорит.

— Руби так, чтобы ты вышел победителем, и ты обретешь свободу и мою любовь.

Терес замахивается мечем, но в этот миг голос из подземелья восклицает.

— Поступай так, как тебе велит сердце.

— Ну, ты словно мой сон подсмотрел, — удивленно воскликнул Севт. Под вечер, когда друзья возвращались с занятий, они встретили двух прелестных римских девушек. То были дочери Барбагало: Октавия и Леокардия. Терес и Октавия обменялись взглядами, и обоих словно молния пронзила. Они не в силах были оторвать друг от друга глаз и поэтому не видели, что то же самое происходит с Севтом и Леокардией. Любовь не всегда слепа, она бывает и мудра, и возлюбленные находят пути, чтобы быть вместе, даже тогда, когда между ними лежит такая пропасть, как положение победителя и раба. Долгое время Барбагало не подозревал, что его дочери тайно встречаются с гладиаторами, пока Октавия ему не призналась в своей безумной любви к Тересу, а чуть погодя, точно такое же признание в любви к Севту сделала и Леокардия. Барбагало, зная упрямый нрав своих дочерей, не заточил их в тюрьму, не запретил им коротких свиданий с возлюбленными. Он только объявил им, что в ближайшем бою гладиаторов Терес и Севт выступят на арене друг против друга и тот, кто выйдет победителем, получит свободу. Коварный Барбагало надеялся, что гладиаторы будут драться не на жизнь, а на смерть, и никто из них не остается в живых, зато зрелище это будет невиданное. Все шло так, как предвидел Барбагало. Октавия убеждала Тереса во что бы то ни стало добиться победы, которая даст ему свободу, то же самое Леокардия твердила Севту.

Сестры стали врагами, ибо каждая из них опасалась за свое счастье, которое означало несчастье другой. Пронзительно и грозно звенели теперь мечи друзей, словно предвкушая утоление жажды теплой кровью. Настал день боя. Амфитеатр был переполнен, в первом ряду, у самой арены, сидел Барбагало с дочерьми. Когда на арену вышли Терес и Севт в облачении фракийских воинов и, подняв сверкающие мечи, воскликнули.

— Идущие на смерть, приветствуют тебя!! — толпа заревела от восторга.

Октавия взглядом ободрила Тереса, Леокардия кивнула Севту и, показывая на Тереса, ткнула большим пальцем вниз. Гладиаторы приготовились к бою, подняли мечи. Зрителей охватило напряжение, сестры замерли. Но в тот миг, когда Терес уже было занес меч, чтобы пронзить грудь Севта, он услышал голос своего сердца.

— Фракиец, Терес, как ты ответишь матери — родине за убийство ее сына?

Тот же вопрос задало Севту и его сердце, и противники бросились друг к другу в объятия и расцеловались. Толпа в возмущении завопила.

— Они должны умереть!!

Октавия вскочила и воскликнула:

— Терес борись за наше счастье!!

Теми же словами Леокардия пыталась ободрить Севта. Терес, взмахнув мечом успокоил зрителей и, гордо подняв голову, сказал:

— Вы оказались сильнее и сделали нас своими рабами, но вам не сделать нас негодяями. Вы можете убить нас, но не победить. Сказав это, он воткнул свой меч в землю, то же самое сделал Севт. Барбагало знаком приказал воинам убить взбунтовавшихся гладиаторов.

Когда трупы Тереса и Севта унесли с арены, случилось чудо: воткнутые в землю мечи зазеленели, на них появились почки и распустились цветы.

Цветы эти назвали гладиолусами.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *